29/5/2020 14:47
Online Counter

Сегодня Балканский клуб РНЛ продолжает обсуждение черногорского кризиса. Помощник главного редактора «Русской народной линии» Павел Вячеславович Тихомиров беседует с нашим постоянным автором - руководителем Центра геостратегических исследований (Белград) Драганой Трифкович.

Драгана Трифкович: Черногорская нация – это успешный проект коммунизма. На переписи населения в Черногории в 1909 году 95% жителей посчитали себя сербами по национальности. Тогда понятия «черногорской» национальности на существовало. Лишь спустя 39 лет, на переписи 1948 года, 91% населения определили себя как «черногорцы» по национальности. Такой радикальный перелом произошёл после Второй мировой войны, падения монархии и прихода коммунистов к власти.

Наряду с «черногорской» тогда появляется и «югославянская» национальность, и на переписи 1981 года в Черногории было 69% черногорцев, 6% югословенов и 3% сербов (остальное - албанцы, мусульмане, хорваты и цыгане). Перед отделением Черногории от Сербии был проведён тщательный опрос, согласно которому отмечено, что по переписи 2003 года в Республике Черногории было 43% черногорца, 32% серба и уже не было «югословенов». Это показывает, что распад Югославии повлиял на возвращение сербской идентичности в Черногории.

Во время Югославии черногорская национальность была большинством принята формально, поскольку люди воспринимали «черногорство» в качестве подвида сербской национальной идентичности.

Павел Тихомиров: Но ведь были сторонники ещё старой черногорской эмиграции, которые не смирялись с 1918-м годом и всячески переводили вопрос идентичности из измерения регионального в измерение культурно-политическое?

Д.Т.: Эти люди, лелеявшие отделённость, были в меньшинстве.

П.Т.: А какова ситуация сегодня?

Д.Т.: Думаю, сейчас ситуация меняется в другую сторону. К этому привела антисербская политика режима Мило Джукановича, которая в этом смысле агрессивнее той политики, которая велась при коммунистах.

Но всё имеет свои границы.

Тем более, что в сербском менталитете всегда присутствует фактор непредвиденности.

Джуканович отделил Черногорию от Сербии; признал Косово как независимое государство; ввёл страну в НАТО; ввёл санкции против России. Все эти политические шаги были реализованы против воли большинства граждан Черногории. Последней каплей в переполненной чаше стал Закон о свободе вероисповедания, который был принят с целью конфискации имущества СПЦ в Черногории и превращения Церкви в карманную структуру режима Джукановича.

П.Т.: Фактор непредсказуемости. Джуканович намеревался доконать сербский дух в черногорцах, а произошло возрождение сербского духа.

Д.Т.: СПЦ – последняя линия обороны сербского духа в Черногории. И такой шаг Джукановича привёл к воскрешению сербского духа в народе. На многочисленных литиях, проводимых во всех городах Черногории, пелись песни о Сербии, о Косово.

П.Т.: Но ведь не всё население пело эпические сербские песни...

Д.Т.: Если Вы спрашиваете меня: кто сегодня является выразителем антисербской идентичности в Черногории, то это – бывшие коммунисты, ставшие либералами; партийные бойцы всех возрастов и часть молодого поколения, индокринированная антисербской пропагандой.

Сербы в Черногории сегодня полностью обесправлены, и самое страшное: не имеют поддержки материнской державы. Руководство Сербии ни разу не осудило репрессивные меры, которые предпринимает Джуканович против сербского населения, но вместо этого регулярно повторяют о якобы добрососедских отношениях и о том, что Сербия не имеет права вмешиваться во внутренние дела Черногории.

В сущности, режим Белграда крепко поддерживает Джукановича, но одновременно выделяет небольшую помощь сербскому сообществу, которая, впрочем, выглядит как маскировка.

П.Т.: Что может изменить ситуацию?

Д.Т.: Думаю, ситуация может измениться только в случае смены режима.

Број прегледа:
hit counters free

Новости